Официальный сайт депутата Государственной Думы


Знаете ли вы, к какой группе потребителей электроэнергии относитесь, и какой тариф для вас применяется
да, я знаю о трех классификациях: по типу населенного пункта, по виду плиты – газовая или электрическая, по времени суток
другое
мне всё равно
нет, доверяю цифрам в квитанции
 
  результаты голосования
смотреть все опросы

Валерий Селезнев принял участие в обсуждении влияния внедрения наилучших доступных технологий на развитие ТЭК

17 Июль 2017г.

В дискуссии приняли участие представители федеральных и региональных органов власти, депутаты Государственной Думы, представители энергетических компаний, отраслевых общественных организаций и объединений. Вел обсуждение Председатель Комитета по энергетике Павел Завальный, который, открывая мероприятие, отметил существенный рост населения планеты, влияющий на техногенную нагрузку экосистемы Земли. По его словам, «наибольшую нагрузку на планету приносят развитые страны, особенно Китай», Россия находится на 3-ем месте после Китая и США по количеству выбросов на одного жителя, при том, что у нас большая часть чистых технологий - газовая генерация.

Вступивший в силу в 2015 г. закон № 219-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» направлен на дальнейшее формирование экологического законодательства в Российской Федерации. Он, по мнению П.Завального, существенно дополнил базовый закон «Об охране окружающей среды».

Законом детально урегулированы отношения по плате за негативное воздействие на окружающую среду; введена необходимость проведения государственной экологической экспертизы для получения комплексного экологического разрешения; предусмотрена дифференциация хозяйствующих субъектов на IV категории по степени их воздействия на окружающую среду и установлена система нормирования по степени негативного воздействия на окружающую природную среду. Предприятия ТЭК отнесены к объектам I категории как объекты, оказывающие значительное негативное воздействие на окружающую среду.

Одно из ключевых положений закона - внедрение в различных отраслях промышленности, в том числе ТЭК наилучших доступных технологий (НДТ) с целью минимизации негативного воздействия на окружающую среду от их деятельности. Установленный в законе механизм внедрения НДТ предусматривает как меры экономического стимулирования, так и меры административно-правового характера.

Говоря действующем законе, председатель профильного Комитета Госдумы по экологии Ольга Тимофеева констатировала, что «принятый 3 года назад закон об НДТ игнорируется бизнесом, до сих пор не выпущены 15 необходимых подзаконных акта Правительства». По её словам, «сегодня принятый закон рассматривается в рамках парламентского контроля».

В своем выступлении председатель Комитета по экологии остановилась на нормах, которые должны вступить в действие через несколько месяцев. По её мнению, «с 1 января 2018 года закон вступить не может объективно», задача - «найти баланс и компромисс», но, «в первую очередь, думать о людях», живущих в экологически неблагоприятных условиях. Как сообщила О.Тимофеева, вдокументе «много недоработок», нужно «вносить изменения и донастраивать закон», но от «контролирующих министерств и ведомств не поступают предложения». «В Год экологии интересы жителей страны ущемляться не будут», - подчеркнула О.Тимофеева, говоря о готовности профильного Комитета «отрабатывать» предложения бизнес-сообщества и министерств.

Заместитель директора Департамента государственной политики в сфере окружающей среды Минприроды России Виктория Венчикова рассказала о реализации закона, основная идея которого - поэтапное вступление в силу измененных природоохранных требований для 4-х категорий предприятий: I этап - с 1 января 2015 года; II этап - с 1 января 2016 года; III этап - с 1 января 2018 года; IV этап - с 1 января 2019 года; V этап - с 1 января 2020 года.

По её словам, № 219-ФЗ вводит новые для российского экологического законодательства эколого-правовые инструменты, такие как «объект, оказывающий негативное воздействие на окружающую среду», «комплексное экологическое разрешение», «технологические нормативы», «технологические показатели», «передвижной источник загрязнения окружающей среды» и иные. Законом определены содержание терминов «нормативы допустимых выбросов», «нормативы допустимых сбросов», «нормативы качества окружающей среды». Для реализации закона необходимо принять 33 подзаконных акта, 13 их которых уже приняты и два разработаны, еще в разработке находятся акты, касающиеся нормирования выбросов и НДТ, совершенствования воздухо-охранной деятельности, правил эксплуатации, инвентаризации и очистки газов и другие. Комплексный перечень из 300 крупнейших объектов уже составлен.

В ходе обсуждения представители крупнейших предприятий ТЭК и депутаты интересовались у представителя Минприроды статистикой вредных выбросов. Задавали вопросы о причинах отсутствия справочников по НДТ, 53 уже должны быть разработаны (из них только 21 есть в наличии, по словам В.Венчиковой), говорили об экономических потерях предприятий ТЭК.

Начальник отдела экологии и природопользования Департамента Государственного регулирования тарифов, инфраструктурных реформ и энергоэффективности Минэкономразвития России Владимир Максимов говорил о рисках и возможностях внедрения НДТ в энергетике, считая, что 300 крупнейших предприятий «попадут на деньги» из-за отсутствия справочников и возможности в короткий срок переоборудовать в короткий срок производства, подвергая сомнению целесообразность и необходимость сомой процедуры прохождения экологической экспертизы.

Участники «круглого стола» отмечали, что критерии отнесения объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду, к категориям сформулированы в общем виде и не имеют количественного выражения. Так, для энергетической отрасли понятие мощность объекта определено неоднозначно, нет единого понимания, относится ли это к мощности ТЭС или мощности единичной установки, что не позволяет однозначно отнести объекты ТЭС к определенной категории, следовательно, определить необходимые природоохранные мероприятия в соответствии с новым природоохранным законодательством.

Рамочные правовые нормы и требования Федерального закона №219 нуждаются в детализации и наполнении конкретными нормами, считают участники дискуссии. В уточняющих законопроектах декларативные нормы закона будут переведены в конкретные нормативные требования, от содержания которых будет зависеть объем дополнительной финансовой нагрузки на экономику. В настоящее время в Государственной Думе ко второму чтению готовится законопроект № 113578-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части повышения эффективности федерального государственного экологического надзора при строительстве, реконструкции объектов капитального строительства и усиления ответственности за нарушение установленных экологических требований», так как с 1 января 2018 г. вступает в силу норма, предусматривающая осуществление государственного экологического надзора вне рамок государственного строительного надзора при строительстве, реконструкции объектов, относящихся к объектам I категории. Законопроектом предлагается установить с 1 января 2018 г. особенности организации и осуществления государственного экологического надзора при строительстве объектов I категории.

В проекте рекомендаций «круглого стола» отмечается, что включение объектов I категории в указанный перечень на этапах строительства противоречит положениям, согласно которым объекту категория присваивается только на этапе эксплуатации на основании заявки о постановке на государственный учет, которая подается хозяйствующими субъектами не позднее чем в течение шести месяцев со дня начала их эксплуатации после завершения этапа строительства.

Предлагаемое расширение перечня объектов, подлежащих государственному экологическом надзору, по мнению экспертов, также противоречит действующим положениям Градостроительного Кодекса Российской Федерации, согласно которым указанный перечень ограничен объектами, строительство, реконструкция которых осуществляется в исключительной экономической зоне Российской Федерации, на континентальном шельфе Российской Федерации, во внутренних морских водах, в территориальном море Российской Федерации, на землях особо охраняемых природных территорий, на искусственных земельных участках на водных объектах, и государственного надзора за объектами культурного наследия.

Таким образом, в случае принятия законопроекта в данной редакции государственному экологическому надзору с 1 января 2018 года будут подлежать все объекты, отнесенные к объектам I категории. А дополнительное отнесение объектов капитального строительства ТЭК к объектам I категории приведет к многократному росту числа объектов, в отношении которых при строительстве и реконструкции будут осуществляться федеральный и государственный строительные надзоры. Для проведения избыточного двойного надзора потребуются дополнительные трудовые, финансовые затраты, значительно увеличатся сроки и стоимость строительства и реконструкции производственных объектов, считают энергетики и эксперты.

Вместе с тем они указывают, что нет никаких оснований полагать, что в результате такого дублирования повысится эффективность экологического надзора при строительстве и реконструкции объектов, который в настоящее время осуществляется в рамках федерального государственного строительного надзора Ростехнадзором.

Подводя итоги, участниками «круглого стола» отмечали, что целью законодательного регулирования в сфере охраны окружающей среды должно быть не нагнетание напряженности в отношениях между государством и природопользователем и не мгновенное прекращение загрязнения окружающей среды «любой ценой». Ключом к решению накопленных системных проблем, напротив, должен стать разумный, взаимоприемлемый и обоснованный компромисс государства и бизнес-сообщества в сочетании с четкой и выполнимой системой нормирования, состоящей из равноправных составляющих - нормативного ограничения и экономического стимулирования.