Официальный сайт депутата Государственной Думы


Устраивает ли Вас качество централизованного отопления?
Да, все устраивает
Нет, дома всегда холодно
 
  результаты голосования
смотреть все опросы

Перекрестному субсидированию нашли ограничения

10 Февраль 2020г.
Комитет Госдумы по энергетике на прошлой неделе провел круглый стол, на котором обсудил обновленный проект Энергостратегии до 2035 года, не так давно внесенный в правительство. В последние годы отрасль, по сути, развивается без главного документа долгосрочного планирования: формально действующая Энергостратегия, принятая в 2009 году, давно утратила актуальность, предыдущие попытки ее заменить в 2015-2017 годах оказались безрезультатными. Обновленный проект, скорее всего, ждет более оптимистичная судьба, хотя, как показало заседание, его придется доделывать по целому ряду ключевых позиций. Речь идет, в частности, о разделах, касающихся электроэнергетики.
Энергостратегия - рамочный документ: детали будут прописаны в генеральных схемах и других «дорожных картах» - у них меньший горизонт планирования, и по своему формату они лучше для этого подходят. В качестве одного из главных замечаний к проекту эксперты выделили необходимость несколько большей конкретизации перспективных параметров. В электроэнергетике это касается вопроса перекрестного субсидирования.
«Перекрестка не просто сдерживает темпы развития энергетики, она снижает ее эффективность, сводит на нет ее реформу - конкурентная модель перестает работать, появляются ДПМ, КОММод и другие надбавки, - заметил глава комитета Госдумы по энергетике Павел Завальный. - Когда мы субсидируем население за счет других категорий потребителей - проигрывают все, включая население, вся экономика».
«Мы давно говорим про перекрестное субсидирование, уже договорились, что его невозможно ликвидировать одномоментно. Первый путь - вводить справедливые тарифы, чего не дает сделать социальная ситуация, второй путь - перенос нагрузки на бюджет, что, наверное, неэффективно. Но, так или иначе, в Стратегии нужно поставить конкретную цель: к 2035 году провести полностью обнуление перекрестки или ее сокращение на 20-30-40%», - настаивает первый заместитель главы комитета Госдумы по энергетике Валерий Селезнев.
Необходимость более конкретного целеполагания ни у кого не вызвала вопросов. Тем более, заметил директор ассоциации «Сообщество потребителей энергии» Василий Киселев, в проекте Стратегии прописана минимизация перекрестного субсидирования, но в реальности сейчас обсуждаются дифференциация тарифа ФСК и другие инициативы, которые по сути ведут лишь к перекладыванию перекрестки с одних потребителей на других, но не к ее сокращению. «Ситуация с перекресткой между населением и промышленностью понятна. Но перекрестка между регионами, - субсидирование Крыма, Калининграда, Дальнего Востока, - мы ее тоже в 2035 год потащим? А регулируемые договора на оптовом рынке? Наверно, мы должны уже ставить здесь точку», - предложил член комитета Госдумы по энергетике Иван Медведев.
«Совершенно правильно, чтобы Стратегия стала более измеримой в плане перекрестки - показатели по ее снижению очень необходимы, неплохо было бы также указать типы перекрестного субсидирования», - согласился зампред правления ассоциации «Совет рынка» Олег Баркин. «Например, можно было бы к 2024 году полностью исключить межтерриториальное субсидирование из оптового рынка, к 2030 году уйти от регулируемых договоров. Тогда дорожные карты, которые будут разрабатываться в развитие Стратегии в дальнейшем, могли бы на это ориентироваться», - предложила председатель правления «Ассоциации гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний» Наталья Невмержицкая. «Нужно прописать в Стратегии перекрестное субсидирование в разрезе регионов и бороться с ним», - поддержал директор ассоциации «Совет производителей энергии» Дмитрий Вологжанин.
В ходе обсуждения возникли и некоторые концептуальные дополнения к Стратегии. Например, Олег Баркин обратил внимание, что в проекте не отражена задача повышения эффективности электроэнергетики, без чего остальные задачи - повышение ее надежности и качества, обеспечение потребностей социально-экономического развития - повисают в воздухе. Василий Киселев в этом контексте напомнил о своей старой идее - ввести для Минэнерго в числе важнейших KPI динамику доли электроэнергетики в ВВП: «И этот тренд должен быть понижательным - это и будет отражением роста эффективности электроэнергетики для экономики страны».
«Крупных электроемких потребителей в этой Стратегии вообще нет. В ней записано, что основная задача электроэнергетики - повышение надежности и качества, присутствует показатель энергоемкости ВВП. Но нужен еще показатель электроемкости. Надо его хоть как-то обозначить, чтобы нагрузку на потребителей ограничить хоть каким-то критерием», - поддержал директор РУСАЛа по работе с естественными монополиями Максим Балашов. Возражений это предложение не вызвало: Павел Завальный, например, предложил прописать в Стратегии не более 4% электроемкости ВВП страны как целевой интегральный показатель к 2025 году. «Если бы наше правительство обращало на этот показатель внимание, понимая, как он сказывается на развитии экономики в целом и отдельных отраслей!» - посетовал он.
Спорными экспертам показались еще ряд моментов. Например, особенности развития ВИЭ, которое, как известно, финансируется за счет оптового рынка. Валерий Селезнев обратил внимание, что в Стратегии ВИЭ предлагается продвигать лишь в удаленных и изолированных территориях. Но если цель ставится именно таким ограниченным образом, тогда зачем в эти технологии вкладывать такие большие средства, отметили некоторые спикеры. Олег Баркин предложил зафиксировать, что на горизонте 2035 года поддержка ВИЭ сохранится, но у этой отрасли должны появиться четкие ориентиры на повышение эффективности, конкурентоспособности и последующего прекращения дальнейшей поддержки, - этих слов, по его мнению, в Стратегии не хватает. Он также удивился недостаточному отражению в Стратегии темы развития распределенной генерации, которая считается основным трендом в электроэнергетике на ближайшие годы и может существенно изменить структуру спроса на электроэнергию.
Большие споры на круглом столе вызвали планы радикального снижения удельного расхода топлива на отпуск электроэнергии уже к 2024 году, которые большинству участников показались невыполнимыми. Василий Киселев, кроме того, обратил внимание на противоречия Стратегии с майским указом президента о нацпроектах, который останется невыполненным в случае принятия документа в его нынешнем виде. По его мнению, в тексте есть и нестыковки: с одной стороны, ставится задача поддержания установленной мощности генерации в размере 254 ГВт, с другой - констатируется необходимость снижать избытки мощности. «Понятно, что надо снижать, а не поддерживать: зачем нам 254 ГВт, когда примерно 40 ГВт не нужны», - заметил он. А Максим Балашов обратил внимание на необходимость снижать экономически обоснованные затраты на производство электроэнергии не только на территориях децентрализованного электроснабжения, как это предполагается в Стратегии, но и в Единой энергосистеме. Эту позицию поддержал и глава комитета Госдумы по энергетике Павел Завальный.
Источник: http://www.ng.ru/economics/2020-02-10/100_1712100220.html